Соглашение о зачете деле о банкротстве

Зачет встречных требований в деле о банкротстве

Соглашение о зачете деле о банкротстве

Закон  содержит запрет проводить зачет по сделкам в деле о банкротстве. Однако,  Верховный суд по ряду дел высказал позицию, которая позволяет обойти этот запрет.

Рассмотрим ситуации, когда зачет в банкротстве возможен.

Институт сальдо встречных требований широко применяется в спорах из договора лизинга. Такой механизм закрепил ВАС в постановлении Пленума от 14.03.

2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга». Суды должны сопоставить взаимные обязательства сторон и определить, в чью пользу смещается баланс (установить сальдо).

В результате получается итоговое обязательство одной стороны договора перед другой.

Расторжение договора лизинга — нередкое явление, поскольку лизингополучатели зачастую ненадлежащим образом выполняют свои обязательства и допускают просрочку уплаты лизинговых платежей.

В этом случае лизингополучатель должен вернуть остаток финансирования, плату за финансирование, возможные убытки лизингодателя.

Лизингодатель, в свою очередь, должен вернуть разницу (если она имеется), возникшую в результате продажи предмета лизинга и удовлетворения его требований.

Если бы суды не применяли институт сальдо, каждой стороне пришлось бы обращаться в суд с отдельным иском о взыскании задолженности с другой стороны. Суд, удовлетворяя их требования, осуществлял бы зачет и взыскивал возникшую разницу.

В случае применения института сальдо при обращении, например, лизингодателя с иском о взыскании задолженности суд самостоятельно сравнит размер встречных требований из договора и определит разницу, которую затем и присудит в пользу той или иной стороны.

В судебной практике существует устоявшееся мнение, что при сальдировании происходит обычный расчет встречных требований, в результате которого определяется одно денежное обязательство (например, обязанность лизингодателя вернуть лизингополучателю разницу, образовавшуюся после реализации предмета лизинга и удовлетворения его требований), которое суд и взыскивает. Зачета в таких случаях не происходит.

Суды применяют институт сальдо, даже когда один из контрагентов договора лизинга впадает в банкротство. Если лизингополучатель оказывается банкротом, то лизингодатель вступает в реестр с требованием, которое было ранее определено в судебном порядке с применением сальдо.

Верховный суд счел, что при сальдировании зачета не происходит

В рамках трех дел, рассмотренных в 2018 году, ВС сформулировал следующую позицию: сделка, направленная на установление завершающего сальдо встречных обязательств, зачетом не является и должна признаваться судами, даже если совершена в период подозрительности в деле о банкротстве.

При формулировании такой позиции Верховный суд сослался на положения постановления Пленума ВАС от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательства в деле о банкротстве».

Обосновывая свое решение, коллегия  ВС высказала крайне  позицию, согласно которой совершенный заказчиком зачет зачетом не является.

Заказчик просто определил завершающее сальдо по каждому договору подряда с учетом частичного выполнения работ, недостатков работ, авансирования и передачи заказчиком материалов подрядчику, которые тот не вернул после прекращения договора, а также убытков заказчика. Вместе с тем зачет сальдо встречных завершающих обязательств по подрядным сделкам стороны не производили.

По другому делу ВС  указал, что спорная сделка вообще зачетом не является, а стороны просто определили сальдо взаимных предоставлений по каждому контракту в отдельности. Именно поэтому такую сделку нельзя оспорить по вышеназванным основаниям.

В третьем деле  подрядчик и субподрядчик заключили договоры подряда, в результате исполнения которых у сторон возникли взаимные неисполненные денежные обязательства. Стороны зачли эти обязательства путем сальдирования после того, как подрядчик впал в банкротство. Верховный суд вновь указал, что это была сделка по определению завершающего сальдо встречных обязательств.

Во всех трех  делах рассмотренных ВС  в результате исполнения договоров у сторон появились взаимные денежные требования, тесно связанные друг с другом. Статья 410 ГК РФ допускает прекращение обязательств путем зачета таких требований. Для этого достаточно заявления одной стороны договора.

В рассматриваемых делах одна из сторон договора впадает в банкротство, а другая направляет ей документ (письмо, заявление и т. п.), в котором указывает, что образовавшиеся взаимные денежные обязательства друг друга поглощают. Получается, что это обычный зачет взаимных однородных требований, которые вытекают из одного договора.

Однако Верховный суд не видит в таких сделках зачета, а  именует их сделками, определяющими завершающее обязательство в рамках договора. При этом суд придает таким сделкам иную правовую природу: в частности, их нельзя оспорить по основаниям, предусмотренным в законодательстве о банкротстве.

Очевидно, что ВС обходит запрет на совершение зачета, установленный ст. 63 Закона о банкротстве.

Таким образом, новая позиция ВС позволяет участникам оборота обойти законодательный запрет на совершение зачета в делах о банкротстве. Для этого необходимо соблюсти несколько условий.

  1. Взаимные требования должны носить денежный характер.
  2. Взаимные денежные требования должны вытекать из одного договора.
  3. В результате зачета взаимных денежных требований сальдо должно устанавливаться в пользу кредитора, который затем вступает с этим требованием в реестр должника — бывшего контрагента.

Источник: https://pershickow.ru/zachet-vstrechnyx-trebovanij-v-dele-o-bankrotstve/

Оспаривание зачета в банкротстве: новый подход Верховного Суда

Соглашение о зачете деле о банкротстве

В соответствии с Законом о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении процедуры наблюдения не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета, если при этом нарушается установленная Законом о банкротстве очередность удовлетворения требований кредиторов.

Таким образом, закон устанавливает явный примат коллективного интереса кредиторов над индивидуальным интересом конкретного лица, имеющего одновременно и долг, и право требования к должнику. Именно поэтому в большинстве случаев зачеты в делах о банкротстве оспариваются на основании ст. 61.

3 Закона о банкротстве – то есть в связи с оказанием предпочтения одному кредитору перед другими.

Отечественная норма о запрете зачета отличается от зарубежного регулирования – например, зачет в банкротстве разрешен в ФРГ, Франции, Великобритании, Австрии. При этом допустимость зачета в иностранных правопорядках не зависит от того, нужно стороне делать соответствующее заявление или зачет происходит автоматически (первое относится, например, к ФРГ, второе – к Великобритании).

В российской практике по сути императивный запрет зачета с должником в предбанкротный шестимесячный период и после возбуждения дела о банкротстве существует давно и до недавнего времени не имел исключений. Однако с января 2018 г. Верховный Суд РФ допускает в таких обстоятельствах зачет – точнее, как его называет ВС, «сальдо взаимных расчетов».

ВС решил не давать сторонам возможность отказаться от договора со ссылкой на обстоятельства непреодолимой силыПраво отказаться от договора при утрате интереса в случае возникновения временных обстоятельств непреодолимой силы, влекущих объективную невозможность исполнения, не вошло в финальную редакцию постановления о прекращении обязательств

Чтобы разобраться, есть ли разница между сальдо и зачетом, необходимо обратиться к природе зачета по российскому праву. Так, ст.

410 ГК РФ установлено правило, согласно которому обязательство прекращается зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования. Более подробно условия совершения зачета описаны в п.

10–21 Постановления Пленума ВС РФ от 11 июня 2020 г. № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств».

Во-первых, Верховный Суд подчеркнул, что на момент заявления о зачете необходимо, чтобы требования сторон были встречными, их предметы – однородными и по требованию лица, осуществляющего зачет своим односторонним волеизъявлением, наступил срок исполнения. Соответственно, обязательства считаются прекращенными зачетом не с момента получения стороной заявления о зачете, а с момента, в который обязательства стали способными к зачету.

Во-вторых, в п. 12 данного постановления прямо разрешен зачет в рамках нескольких обязательств.

В-третьих, ВС установил, что для прекращения обязательств зачетом необходимо и достаточно волеизъявления хотя бы одной из сторон. То есть зачет в узком смысле происходит по одностороннему заявлению, но в случаях, предусмотренных договором, прекращение обязательств зачетом в широком смысле может осуществляться автоматически или путем двустороннего волеизъявления (п. 21).

Таким образом, представляется, что случаи, в которых Верховный Суд разрешает «соотносить взаимные представления сторон» при банкротстве одной из них, являются, по сути, зачетом в широком смысле.

Например, в деле ООО «Красный квадрат»1 речь идет о письме контрагента в адрес должника о «завершающем сальдо», в деле ООО «Спектрстрой»2 – об установленном в договоре «окончательном расчете» сторон, в деле ЗАО «Подольский домостроительный комбинат»3 – о двусторонних актах, вносящих «определенность в состояние расчетов».

Критерий, используемый ВС для разграничения сальдо и зачета, можно обозначить как направленность воли сторон на сверку расчетов.

Данная сверка, по мнению Суда, является «констатацией объема совершенного сторонами исполнения», «не влечет наступления правовых последствий» и «не опосредует выбытие из имущественной сферы должника какого-либо актива».

Указанные характеристики являются ключевыми для сохранения действительности такого сальдо при оспаривании его по ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Если стороны предусмотрели в договоре возможность сверки расчетов или при его прекращении решили таким образом рассчитать итоговый платеж, то в момент, определенный в договоре, или в момент прекращения договорных отношений происходит установление сальдо, а не зачет.

При этом, как отмечает Верховный Суд, прекращение обязательств при сальдировании может состояться раньше подписания сторонами акта сальдо или момента прекращения договора.

Иными словами, для определения того, попадает ли сальдо в период подозрительности, нужно установить, когда именно прекратились обязательства сторон, а не ориентироваться на дату сверочного акта.

Указанный признак сальдо в виде направленности воли сторон на сверку расчетов представляется спорным, так как стороны, по сути, либо заранее выражают волю на зачет в тексте договора, либо при его прекращении засчитывают взаимные представления друг друга.

То есть употребление терминов «сальдо», «акт, носящий сверочный характер» и тому подобных, на наш взгляд, на текущий момент направлено на обход законодательного запрета совершения зачета в широком смысле и сохранение его действительности в целях защиты экономических интересов кредитора, который справедливо рассчитывал на прекращение взаимных встречных обязательств зачетом.

Удержание комиссионного вознаграждения не является зачетомВерховный Суд решил, что условие договора об удержании комиссионного вознаграждения не может квалифицироваться как зачет требований по этому договору, поскольку относится к порядку расчетов сторон

Изложенный вывод косвенно подтверждается тем, что в последних актах Верховного Суда допустимость зачета рассматривается не в рамках его оспаривания в деле в банкротстве, а в делах о взыскании задолженности.

Например, в деле по иску АО «Машиностроительный концерн ОРМЕТО-ЮУМЗ»4 ВС пришел к выводу, что суды, не допустив зачет по договору комиссии в условиях введения процедуры наблюдения в отношении комитента, неправомерно взыскали задолженность с комиссионера.

В деле по иску ООО «Правобережный»5 было установлено, что сальдо взаимных расчетов при взыскании задолженности по договору об оказании услуг по передаче тепловой энергии при банкротстве исполнителя допустимо.

Условия совершения сальдо (зачета) расширяются Верховным Судом от определения к определению: так, изначально речь шла о соотнесении взаимных представлений сторон в рамках одного договора3, затем была разрешена сверка расчетов в рамках нескольких договоров, представляющих «единую договорную связь»5. В первом случае речь шла о договоре подряда, во втором – о договорах подряда и участия в долевом строительстве.

После появления определения от 12 марта 2018 г.3 суды с энтузиазмом восприняли подход ВС относительно сальдирования при прекращении действия одного договора, при этом вид договора трактовался расширительно: то есть суды распространяли указанный подход в том числе на договоры аренды или поставки.

После выхода определения от 15 октября 2020 г.

5, распространившего возможность сальдирования на несколько взаимосвязанных обязательств, суды начали испытывать некоторые затруднения в его применении, так как не было установлено критериев наличия «единой договорной связи», и вне рамок подрядных отношений руководствоваться указанным подходом стало проблематично. Например, в рамках нескольких договоров поставки и уступки судами не было применено сальдирование, и зачеты, направленные на прекращение обязательств по указанным договорам, были признаны недействительными6.

Подводя итог, перечислим некоторые рекомендации, которые могут помочь кредиторам совершить зачет в период подозрительности.

Во-первых, стоит заранее предусматривать в договорах описанный механизм сверки расчетов.

Во-вторых, при подписании заявления или соглашения о зачете называйте его актом сальдирования и указывайте, что ваша воля направлена исключительно на констатацию произведенного исполнения и сверку расчетов.

В-третьих, – самое главное – прежде чем проводить сальдирование, определите момент, когда обязательства прекратились. Если он находится вне пределов подозрительности, такое сальдо с высокой долей вероятности не будет оспорено.

В заключение отметим, что практика Верховного Суда о возможности совершения – при соблюдении определенных условий – зачета в банкротстве может привести к внесению соответствующих изменений в Закон о банкротстве. Однако в дальнейшем нельзя допустить, чтобы рассмотренный механизм стал благодатной почвой для обширных злоупотреблений и приводил к нарушению прав и законных интересов иных кредиторов.

1 Определение от 29 января 2018 г. № 304-ЭС17-14946 по делу № А46-6454/2015.

2 Определение от 12 марта 2018 г. № 305-ЭС17-17564 по делу № А40-67546/2016.

3 Определение от 28 октября 2019 г. № 305-ЭС19-10064 по делу № А41-47794/2015.

4 Определение от 27 октября 2020 г. № 305-ЭС20-10019 по делу № А40-159817/2019.

5 Определение от 15 октября 2020 г. № 302-ЭС20-1275 по делу № А19-12341/2018.

6 Постановление АС Московского округа от 23 января 2020 г. № Ф05-1504/2019 по делу № А40-102434/2017 (Определением ВС от 27 мая 2020 г. № 305-ЭС19-11467(3) в передаче дела в Коллегию по экономическим спорам для пересмотра в порядке кассационного производства было отказано).

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/osparivanie-zacheta-v-bankrotstve-novyy-podkhod-verkhovnogo-suda/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.