Сокращение государственных служащих

Слишком много узнали

Сокращение государственных служащих

Доклад Высшей школы экономики (ВШЭ) о потенциале сокращения численности и оптимизации функций федеральной исполнительной власти предполагает, что объявленная Белым домом реформа должна быть продолжена структурными изменениями.

Основные идеи ВШЭ — механизм поддержания оптимальной численности, централизация аналитических функций аппарата Белого дома и увеличение его штата, принципы «доказательной политики» и создание delivery office в исполнительной власти.

Как предполагает доклад, цифровизация дала правительству возросший поток информации, «который нельзя игнорировать, но невозможно осмыслить» — начатое необходимо развивать, чтобы избежать превращения Белого дома в «реактивно» действующую власть.

Доклад ВШЭ — работа группы специалистов университета по госуправлению во главе с ректором ВШЭ Ярославом Кузьминовым и директором по экспертно-аналитической работе Андреем Жулиным.

ВШЭ, РАНХиГС и другие экспертные структуры, работающие с правительством, принимали участие в разработке реформы госслужбы, объявленной в ноябре (см. “Ъ” от 16 ноября), на ранних стадиях.

ВШЭ традиционно системно описывает свои предложения в логике, в которой они разрабатывались, хотя логика финального решения в Белом доме может быть иной.

Сама реформа, в центре которой не столько сокращение численности, сколько формирование «штабных» структур, оценивается ВШЭ весьма положительно.

Эксперты отмечают, что цифровизация госуправления и сокращение рутинных операций в госаппарате сами по себе обеспечивают «сглаживание» вертикализации в нем, а «штабные» структуры, обеспеченные данными, способны «охватить любых исполнителей, дотянуться до каждого объекта управления».

Объявленное сокращение в «механическом» варианте в ВШЭ скорее склонны критиковать.

И за недостаточность — реальный потенциал сокращения под рассчитанные экспертами «предельные» штаты по 52 ФОИВ — 2267 единиц фактической численности (из чуть менее 20 тыс.) или 6799 из 24,5 тыс. списочной.

И за то, что в составе федеральной власти есть как структуры с явно избыточным штатом (предполагаемые лидеры — Минэкономики, ФТС, Минфин, ФНС и казначейство), так и с недостаточным (Минтранс и ряд агентств и служб).

Отметим, впрочем, что численность ФОИВ — это во многом результат многолетней (скрытой от публики) внутренней правительственной конкуренции, исторических конвенций и политических компромиссов, и говорить об оптимальности, по крайней мере внутри аппарата, сложно.

Важнее другая идея ВШЭ — создание механизма постоянного поддержания оптимальной (в пределах установленных принципов) численности ФОИВ вместо периодических разовых сокращений.

Второй важный момент — описание тренда централизации госуправления в связи с цифровизацией, которая создает федеральной исполнительной власти новые проблемы: в ней, в том числе в министерствах, относительно много исполнителей и мало аналитиков, прогнозистов, экспертов, а также «постановщиков задач и дизайнеров цифровых управляющих систем». Эти ресурсы нужно усиливать: как подчеркивает Андрей Жулин, «без роста “управленческого мозга” государственный организм просто не будет способен вести какую-либо политику, кроме реактивной; он будет буквально задавлен на порядок возросшим объемом полезной информации, которую нельзя игнорировать, но невозможно осмыслить».

Доклад ВШЭ ставит и вполне своевременный вопрос о потенциальном взаимодействии «доцифровой» и «цифровой» административных культур и предполагает, что «новые люди в системе управления должны быть более свободны, разгружены от текущих (даже нерутинных) задач и обладать, прежде всего, не исполнительностью, а широким кругозором». Одно из главных мест, где нужны эти ресурсы,— аппарат правительства: компетенции внутри него сейчас «требуют системного видения, превосходящего ведомственные компетенции» и расширения штата. Сейчас аппарат «критически» зависит от предложений ведомств, где также, по мнению ВШЭ, нужно усиливать экспертно-аналитическую часть. Так, в качестве примера в ВШЭ приводят штат департамента промышленности, энергетики и транспорта в аппарате правительства, который считают недостаточным — департамент (сочетающего компетенции трех министерств) явно нужно разукрупнять и дополнять аналитиками и экспертами.

Отметим, что эффекты «уплощения» управленческих схем в Белом доме, видимо, выходят далеко за пределы чисто административных, однако даже в этой сфере сам по себе лозунг «цифровизация плюс оптимизация численности» выглядит как начало изменений.

ВШЭ приводит четыре кейса из бизнес-практики РФ со сходными по параметрам оптимизационными задачами (Сбербанк, ВТБ, «Яндекс», ТМК) c принципами, которые могут быть реализованы и в «цифровой» реформе госуправления. Среди них есть и технические (переход от озер данных к Customer Data Platform, CDP), и управленческие (внедрение предиктивной аналитики и новые технологии кадрового менеджмента).

В целом же эксперты ВШЭ демонстрируют, как первые шаги на пути цифровизации, уже сделанные Белым домом, неизбежно влекут за собой следующие «развилки» выбора. Например, доклад повторяет призыв следовать новым не только для РФ принципам «доказательной политики» (см.

“Ъ” от 17 августа), а также предлагает вернуться к идее delivery office («офис управления достижением результата») в схеме правительства.

В разных странах (наиболее известен опыт Великобритании и Малайзии) это способствовало достижению целей исполнительной власти в проектном подходе.

Наконец, важной инициативой ВШЭ является призыв исполнительной власти к «отказу от аутсорсинга» — для университета, активно работающего в этой сфере, это обращающая на себя внимание идея.

Эксперты ВШЭ отмечают избыток совещательных и консультативных структур при правительстве на фоне проблем с собственным детальным формированием стратегий.

Текущие проблемы делают реактивную политику Белого дома единственным вариантом, а полученный ресурс big data имеет смысл только для стратегического управления: другой и сам по себе опасный вариант — буквально закопаться в деталях, которых стало на один-два порядка больше.

Дмитрий Бутрин

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4624995

В ходе реформы госаппарата в россии планируют сократить почти 35 тыс. должностей

Сокращение государственных служащих
https://www.znak.com/2020-11-20/v_hode_reformy_gosapparata_v_rossii_planiruyut_sokratit_pochti_35_tys_dolzhnostey

2020.11.20

Заявленная на 2021 год реформа в сфере госуправления предполагает сокращение почти 1,2 тыс. должностей в центральных аппаратах федеральных органов власти и более 33,5 тыс. в территориальных отделах.

Будет сокращено более 40 структурных подразделений и более 45 заместителей руководителей федеральных ведомств.

Об этом в интервью «Российской газете» рассказал вице-премьер, глава аппарата правительства Дмитрий Григоренко, отметив, что в основном сокращения планируется провести за счет вакантных должностей.

«Сегодня средняя доля вакансий в центральных аппаратах достигает 20%, в отдельных ведомствах даже больше. Многие сохраняют их умышленно для повышения денежного содержания своих служащих. Это препятствует проведению реформы оплаты труда.

Поэтому мы решили пойти по пути сокращения именно этих искусственно поддерживаемых пустующих ставок. Как уже было озвучено, штаты центральных аппаратов с 1 января 2021 года должны быть сокращены на 5%, территориальных органов — на 10%.

Все преимущественно за счет имеющихся вакансий», — пояснил он.

При этом Григоренко признал, что в структуре чрезмерно раздутого госаппарата есть серьезные системные перекосы, частая проблема — начальников больше, чем подчиненных, и такое положение дел «не поддается никаким логическим объяснениям». По его словам, идет размывание обязанностей, когда один заместитель руководителя может курировать деятельность лишь одного управления численностью всего в 10 сотрудников. 

«Сложившаяся многоуровневая управленческая вертикаль с избыточными звеньями увеличивает административные издержки, снижает оперативность и качество принятия решений, отрицательно сказывается на эффективности работы в целом, — заявил Григоренко. — В новой модели госаппарата будет жесткое требование к заместителям руководителей федеральных органов исполнительной власти.

Каждый из них должен координировать работу не менее двух департаментов или управлений. Численность департаментов в министерствах должна составлять не меньше 40 человек, управлений в службах и агентствах — не менее 25, отделов в составе департамента или управления — не менее 5, самостоятельного отдела — не менее 10.

Это создаст оптимальный баланс между количеством руководителей и подчиненных».

Масштабное сокращение чиновников ранее анонсировал премьер-министр Михаил Мишустин. По его словам, реформа пройдет с 1 января по 1 апреля 2021 года. Это уже четвертое предложение об уменьшении количества госслужащих за последние десять лет.

Только Дмитрий Медведев в период своего президентства дважды объявлял о сокращении армии чиновников. В 2011–2013 годах их должно было стать на 20% меньше, а с 1 января 2016 года — еще на 10%.

На деле эти реформы дали обратный эффект — госслужащих стало только больше.

https://www.youtube.com/watch?v=DzRG7q2WnuM

По данным Росстата, в 2000 году в России насчитывалось 1163,3 тыс. работников госорганов и органов местного самоуправления, в 2010 — 1648,4 тыс., в 2015 — уже 2176,4 тыс., в 2016 — 2146,3 тыс., в 2017 — 2172,9 тыс.

На протяжении этого периода стремительнее других разрастался аппарат федеральных органов власти — с 522,5 тыс. человек в 2010 году до 1438,4 тыс. в 2017 году.

В 2018 году число российских чиновников стало больше еще примерно на 300 тыс. человек. 

Для сравнения, по сведениям Центрального статуправления СССР, в 1985 году в стране насчитывалось 2,03 млн управленцев без учета партийного аппарата. Тогда на 10 тыс. граждан приходилось всего 73 госслужащих.  По информации Минфина, сегодня на каждые 10 тыс.

россиян приходится 163 государственных и муниципальных служащих, а также иных работников государственных и муниципальных органов. В органах власти России сейчас трудятся около 2,4 млн человек — это примерно 3,3% от общей численности занятого в экономике населения.

 

Заведующий кафедрой государственного и муниципального управления РАНХиГС Владимир Ботнев неоднократно констатировал, что любое ведомство борется за выживание и сохранение своего штата. Руководители понимают, что если людей сократить, то возрастает нагрузка на оставшихся и могут возникнуть провалы в работе. 

«Но поскольку сверху требуют контрольных цифр, то, как правило, руководители аппаратов сокращают не особо нужные должности, а зачастую — вакантные, на которые никто и не шел.

А потом, после оптимизации, начинаются просьбы, служебные записки о том, что в связи с сокращением штата „у нас образовался провал в работе“ по такому-то направлению, „значимому для страны“. А потому просим в виде исключения добавить штат. И часто должности выбиваются, причем с перекрытием. То есть сократили одно вакантное место, а получили два.

Вот и вся история. Госаппараты разрастаются за счет такой простой механики. Лично я не верю, что будет какое-то реальное сокращение числа госслужащих», — отмечал Ботнев ранее в разговоре со Znak.com.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Источник: https://www.znak.com/2020-11-20/v_hode_reformy_gosapparata_v_rossii_planiruyut_sokratit_pochti_35_tys_dolzhnostey

Реформа Мишустина: Уже понятно, чем обернется для россиян ликвидация министерств и ведомств – Свободная Пресса

Сокращение государственных служащих

Административная реформа, о запуске которой председатель правительства Михаил Мишустин объявил лишь в понедельник, уже реально стартовала. Президент Владимир Путин упразднил сразу два федеральных ведомства — Роспечать и Россвязь, функции которых теперь полностью переданы вышестоящему Минфицры.

Собственно говоря, неожиданностью это не стало, поскольку о ликвидации ведомств с начала ноября говорили и в аппарате правительства, и в Госдуме.

Таким образом, одним росчерком пера министр цифрового развития Максут Шадаев получил значительное политическое усиление, учитывая, что Роспечать занималась, в частности, прямой государственной поддержкой масс-медиа. Подобный ресурс крайне значимый в преддверии предстоящего электорального цикла, который фактически уже начался с подготовки к выборам в Госдуму.

А вот с бюрократической точки зрения упразднение двух ведомств мало что значит. Скажем, Россвязь была одним из самых компактных федеральных ведомств, в котором работали лишь 140 чиновников. И можно предположить, что за формулировкой о «передаче функций» скрывается попросту перевод большинства из госслужащих на работу в Минцифры.

Уж точно не останется без работы и такой долгожитель федеральной политики, как Михаил Сеславинский, с момента учреждения и на протяжении 16 лет бессменно возглавлявший Роспечать. Вероятнее всего, он вернется на прежнюю должность, которую занимал до 2004 года, — заместителя министра.

При этом третье ведомство, которое было подчинено Минцифры — Роскомнадзор — в рамках реформы трогать не будут. В любом случае, ликвидация еще двух федеральных агентств, созданных в ходе предыдущей административной реформы, затеянной тогдашним замглавы президентской администрации Дмитрием Козаком, ставит ребром вопрос: а можно ли вообще в России оптимизировать госуправление.

Напомню, что в ходе реформы Козака вся система исполнительной власти была расчленена на три уровня: министерства, службы и агентства. Федеральных служб было создано 37, а федеральных агентств — 35. К настоящему времени служб осталось 30, а агентств — 19.

Ликвидация вновь созданных ведомств началась практически сразу после старта реформы Козака: например, уже в 2008 году были упразднены Росздрав, Росмедтехнологии, Росстрой, Росэнерго, Росспорт, Роскультура и Роспром, в 2009 году — РосОЭЗ, а в 2010 году — Рособразование и Роснаука. Их функции были возвращены профильным министерствам, у которых их изъяли в 2004 году.

«Стало ясно, что это для нашей действительности трехуровневая модель неэффективна», — заявил президент Владимир Путин.

И вот до сих пор, выходит, с остатками реформы, признанной президентом неэффективной, он же и борется.

Насколько успешной будет борьба, непонятно, учитывая, что Михаил Мишустин поручил за январь-март 2021 года сократить численность чиновников в центральных аппаратах федеральных ведомств на 5%, а в территориальных органах — на 10%.

Правда, в том числе за счёт вакантных мест. А вот будут ли ликвидированы другие ненужные «придатки» предыдущей админреформы с возвращением их функционала полноценным министерствам — об этом в правительстве пока молчат. Сказать, видимо, нечего…

Руководитель Центра развития региональной политики (ЦРРП) Илья Гращенков смотрит на перспективы новой административной реформы со скепсисом:

— Сокращение числа чиновников в регионах вполне может вызвать управленческий коллапс, так как сокращать в первую очередь будут низовые звенья и сотрудников уровня отделов и небольших управлений, — говорит Гращенков «Свободной прессе».

— Тем более, учитывая, что зарплатный фонд останется прежним, сомнительно, чтобы эта мера вызвало какую-то экономию.

Скорее всего, речь идёт о повышении зарплаты в верхних эшелонах власти, а на нижнем уровне это приведёт к сокращениям штатного расписания и к дополнительным нагрузкам оставшихся госслужащих.

«СП»: — Сокращение каких должностей, полагаете, сильнее всего ударит по КПД госаппарата?

— Речь может идти о разного рода инспекторах, сотрудниках административных территориальных органов, тех, кто непосредственно ведёт прием населения или работает, что называется, в поле. Сокращение именно этих людей неминуемо повысит время ожидания предоставления государственных услуг, а кое-где приведёт к тому, что управленческая система попросту ляжет.

«СП»: — Неужели никакого позитива в готовящейся админреформе вы не видите?

— Мишустин говорит о том, что оптимизация аппарата будет сопряжена с цифровой модернизацией, однако готова ли сейчас технологии заменить людей? И особенно в регионах. Не думаю, что уровень цифровизации во многих субъектах уже находится на том уровне, чтобы техника способна заменить людей.

Особенно это касается нашего документооборота, который без специфических правил работает плохо. Довольно часто у нас документы куда-то не доходят из-за безалаберности, а ещё чаще — из-за отсутствия санкции начальника, который приделывает ноги той или иной бумажке. В этом смысле наши чиновники — абсолютно уникальные сотрудники, убрав которых, начальство получит полный коллапс.

Источник: https://svpressa.ru/politic/article/282216/

Мишустин объявил

Сокращение государственных служащих

Одно из последних постановлений правительства в уходящем году — о реформе госаппарата.

Михаил Мишустин оказался верен принципу «пацан сказал — пацан сделал»: сокращение штатов затронет 45 министерств и ведомств, своих должностей лишатся 37 заместителей руководителей федеральных органов власти. Всего в центральных аппаратах планируется сократить 1,2 тыс.

должностей, в территориальных — 33,5 тысячи. В регионах, где госслужба считается самым престижным и «хлебным местечком», это может привести к борьбе между кланами за оставшиеся вакансии.

О намерении провести административную реформу Михаил Мишустин объявил практически сразу после вступления в должность. Тогда это было расценено как преемственность и не вызвало серьезных опасений в рядах госслужащих.

Его предшественник Дмитрий Медведев дважды анонсировал сокращения сначала на 20%, потом на 10%, но в итоге чиновников становилось только больше. Если в 2010 году, по данным Росстата, в аппарате федеральных органов власти трудились 522,5 тыс.

человек, то в 2017-м — более 1,4 миллиона.

https://www.youtube.com/watch?v=XUVNDXGoks8

Весной реформу отложили в связи с коронавирусом, однако в ноябре, несмотря на приход второй волны, Мишустин вспомнил о своем обещании. Он сказал, что откладывать реформу больше нельзя — более того, одна пройдет в предельно сжатые сроки: с 1 января по 1 апреля 2021 года. Цель — «рационально сформированный штат компетентных специалистов» и детальное описание функционала каждого сотрудника.

По следам его выступления правительство утвердило единый стандарт организационной структуры министерств и ведомств (прежняя редакция существовала с 1995 года и практически никем не соблюдалась).

Согласно новым требованиям, численность департаментов в министерствах должна составлять не менее 40 человек, управлений в службах и агентствах — не менее 25, отделов в составе департамента или управления — не менее 5, самостоятельного отдела — не менее 10.

Необходимость регулирования, как поясняли в кабмине, вызвана существующей в ведомствах тенденцией создавать множество небольших по численности структурных подразделений и плодить начальников. Оказалось, что в некоторых службах на одного рядового чиновника приходится 0,4 руководителя.

Затронет реформа и высшее звено управленцев. 28 декабря Белый дом объявил, что своих должностей лишатся 37 заместителей министров. (Их список, с разбивкой по ведомствам, обещают опубликовать позднее.) «Важно обеспечить оптимальный баланс между количеством руководителей и подчиненных.

Не может эффективно работать структура, в которой заместитель руководителя федерального органа курирует структурное подразделение, где работает лишь десять человек», — подчеркивает ответственный за реформу вице-премьер Дмитрий Григоренко. Отныне каждый замминистра должен координировать работу не менее двух департаментов или управлений.

Если требование по количеству или численности не выполняется, то руководящая должность создаваться не будет.

Также, по словам Григоренко, оптимизации подверглись «подразделения, которые выполняют обеспечивающие функции». Это, как надо понимать, кадровые службы, отделы делопроизводства, секретари, помощники, бухгалтерии, пресс-офисы и т.д. Всего сокращению подлежат 74 таких структурных подразделения.

Оптимизацию проведут за счет вакантных должностей, а также тех сотрудников, чей функционал перестал быть востребованным в связи с переходом на электронный документооборот и другие достижения цифровизации.

В министерствах, по данным на март, было не занято 18,7% должностей, в службах — 22,5%, в агентствах — 14,3%.

Всего, как ранее сообщал Григоренко, в процессе реформы планируется сократить почти 1,2 тыс. должностей в центральных аппаратах федеральных органов власти и более 33,5 тыс. — в территориальных отделах. Впрочем, к сокращению бюджетных расходов эта кадровая зачистка не приведет.

В кабмине неоднократно подчеркивали, что главная цель — не экономия средств, а создание более современной и функциональной системы госуправления.

Освободившиеся по итогам увольнений средства останутся в фондах оплаты труда и могут быть использованы на повышение зарплат или материальные поощрения оставшихся бюрократов.

Центральные аппараты (за исключением конкретных заместителей министров, которые наверняка найдут себе применение) практически никаких перемен не почувствуют, а вот для региональных подразделений министерств и ведомств реформа может оказаться более болезненной.

В каждом субъекте увольнению подлежат примерно по 400 человек, получавших зарплату за счет средств федерального бюджета.

А за оставшиеся места (особенно там, где высокая безработица, и госслужба считается «тепленьким местечком») наверняка развернется борьба между местными кланами.

Помимо отдельных должностей оптимизация может затронуть и целые ведомства, чья самостоятельность из-за небольшого количества сотрудников выглядит избыточной и нерациональной.

Уже принято решение о ликвидации Россвязи и Роспечати, функции которых в рамках реформы госуправления переданы Минцифры.

Такая же судьба может ждать и другие малочисленные службы — например, Роспатент, Ростуризм и Росгидромет. Надо только решить, куда их присоединить.

Опубликован в газете “Московский комсомолец” №28452 от 29 декабря 2020

Заголовок в газете: Куда уходят замы

Источник: https://www.mk.ru/politics/2020/12/28/mishustin-obyavil-optimizaciyu-37-zamministrov.html

Сокращение с государственной гражданской службы

Сокращение государственных служащих

Государственные служащие имеют свой особый регламент, который является дополнением к обычным трудовым взаимоотношениям, прописанным в ТК РФ. Сокращение с государственной гражданской службы имеет многочисленные нюансы, которые регулируются Федеральными законами № 57 и №79. Выплаты и компенсационные средства также имеют ряд отличий от стандартного порядка.

Особенности и законодательная база

Обычный порядок сокращения прописан в 81 статье ТК РФ. Для гражданских служащих, которые занимают государственные должности, основным регламентом считается закон 79-ФЗ. Он предусматривает кроме самого процесса сокращения должности также возможность перевода на другую должность.

Данное правило отличается от обычного процесса. Например, при ликвидации любого юридического лица его деятельность прекращается.

В случае реорганизации или устранения государственного органа его обязанности и полномочия будут переложены на другой государственный орган, что влечет за собой повторное трудоустройство работников.

По этой причине государственные служащие гражданского типа являются более защищенной категорией работников, которые имеют больше возможностей для сохранения рабочего места.

Еще двумя важными моментами являются возможность сокращения государственного служащего в досрочном режиме (ч. 7 ст. 31 Закона № 79-ФЗ) и без конкурсная основа при переводе.

Последний момент связан с тем, что государственные должности согласно закону занимаются по конкурсному распределению. Но если госслужащий сокращается, то он занимает должность согласно квалификации и распределению.

Это закреплено в 22 статье основного закона (79-ФЗ).

Сокращение

Сокращение гражданского служащего имеет несколько значительных отличий от стандартной процедуры в силу имеющихся законодательных регламентов, которые были введены из-за специфики работы.

Для понимания отличия стандартного сокращения от аналогичной процедуры для госслужащего необходимо знать пошаговую процедуру. Именно по этому плану производится сокращение в государственных организациях:

  • уведомление сотрудника в зависимости от типа сокращения (при ликвидации или реорганизации – 3 месяца, в остальных 2 месяца) в установленный срок;
  • Образец уведомления о сокращении должности
  • уведомление профсоюза, который регулирует трудовые взаимоотношения в организации. Этот момент обязателен и осуществляется он в одно время с уведомлением сотрудников;
  • уведомление всех заинтересованных служб и органов;
  • при наличии свободных вакансий предоставляется возможность перевода в соответствии с квалификацией и должностными навыками;
  • за месяц до фактического сокращения при отсутствии должностей в организации начинается поиск рабочих мест в однотипных государственных учреждениях;
  • проводится внеочередная аттестация, которая позволяет ряду сотрудников получить преимущественное право на получение нового рабочего места;
  • осуществляется перевод в соответствии с законодательными нормами;
  • если сотрудник отказывается от предоставленных вакансий, то в установленный срок с ним расторгается трудовой договор. Любой отказ или согласие должны быть правильно оформлены и иметь письменную форму. Эти документы подкрепляются к личному делу сотрудника. Если отказа не было, но госслужащий был сокращен, то он имеет право обжаловать данное решение через обращение в судебную инстанцию. Важным моментом считается правильное заполнение отказа или согласия и обаятельное присутствие подписи сотрудника;
  • в крайний день работы со служащим производится расчет. Также он должен получить все необходимые документы.

Требуется помнить, что госслужащий может рассчитывать на вакантное место по условиям своей квалификации и опыта. Как и при стандартном варианте, должность должна соответствовать навыкам работника.

Расчет и выплаты

Выходного пособия при сокращении госслужащие гражданского характера не получают. Но есть значительный нюанс, если нет трудоустройства (что потребуется подтверждать с помощью центра занятости), то можно получить возможность переквалификации, во время которой безработный получает среднемесячный заработок на последнем месте работы.

В крайний рабочий день выдаются все документы и производится расчет, включающий в себя:

  • компенсацию за отпуск, отпускные, оплату больничного;
  • заработную плату за отработанный период;
  • при наличии премиальных полугодового или квартального типа часть их, соответствующую отработанному в указанный период времени;
  • единовременную компенсацию по сокращению в размере четырехмесячного довольствия.

Все остальные выплаты на бирже труда будут зависеть только от размера ежемесячного заработка и ряда нюансов, так как выходного пособия как такового у гражданских служащих нет.

Сокращение работника государственной службы, который находится на гражданской должности, регламентировано федеральным законодательством, в том числе ФЗ №79. Процедура сокращения имеет много отличий от стандартного варианта из-за специфики работы. Каждый сотрудник может рассчитывать на перевод на другую должность как в госорганизации, так и в других учреждениях государственного образца.

Источник: https://u-volnenie.ru/posts/sokrashhenie/sokrashhenie-s-gosudarstvennoj-grazhdanskoj-sluzhby

«Нелюбовь нашего гражданина к чиновникам — это обычная форма недоверия к государству»

Сокращение государственных служащих

Экс-замминистра труда и занятости России Павел Кудюкин — об очередной кампании сокращения госслужащих

В начале этой недели премьер-министр России Михаил Мишустин заявил о необходимости административной реформы посредством сокращения от 5 до 10 процентов госслужащих — в основном за счет вакантных мест.

Провести ее решено в сроки с января по апрель 2021 года.

О том, чего ожидать от очередной кампании сокращения госслужащих, рассуждает Павел Кудюкин, в прошлом заместитель министра труда и занятости России, эксперт в области реформирования системы органов власти.

— Павел Михайлович, а чем, на ваш взгляд, продиктовано предложение Мишустина?

— Каких-то специальных, текущих причин для планов сокращения госслужащих не просматривается, и возникает впечатление, что это некий ритуал. Каждый премьер-министр в какой-то момент считает своим долгом объявить о том, что нужно сократить количество госслужащих.

В принципе, нынешнее сокращение — но не на фиксированный процент, а по ситуации, — может быть связано с так называемой «регуляторной гильотиной», о которой сейчас довольно громогласно объявлено, но которая идет с большим скрипом.

Речь идет о сокращении числа тех, кто занимается регулирующей деятельностью хозяйствующих субъектов — таким образом, может снижаться регулирующая нагрузка на бизнес со стороны контрольно-надзорных служб. Если идея «регуляторной гильотины» будет реализована, то появится объективная возможность сократить работников именно контрольно-надзорных служб.

Возможно, сокращение именно госслужащих, а не людей, осуществляющих какие-то функции, связано и с переходом на принцип «одного окна», то есть с развитием межфункциональных центров по предоставлению муниципальных и государственных услуг.

Мы просто передвигаем функции чиновников на работников учреждений, и таким образом перераспределяются лимиты численности и лимиты финансирования от госорганов на другие организации.

Тем более что сейчас гражданам удобнее общаться с МФЦ, чем с кучей государственных и муниципальных органов.

Но пока не даны конкретные объяснения относительно того, что имел в виду господин Мишустин, комментировать новые решения трудно.

Вот мы слышим, что да, планируется сократить чиновников на 5 процентов в центральном аппарате и на 10 процентов в территориальных органах, но это выглядит так, как выглядело раньше, — урежем незанятые вакансии, но в то же время будут повышены зарплаты тем, кто работает, ведь, как правило, неиспользованная часть фонда оплаты труда идет на стимулирующие выплаты работающим.

open-dubna.ru Возможно, сокращение именно госслужащих, а не людей, осуществляющих какие-то функции, связано и с переходом на принцип «одного окна», то есть с развитием межфункциональных центров по предоставлению муниципальных и государственных услуг

— То есть ту же возможную экономию госсредств вы в этом не видите? В Минфине говорили, что мол, иначе, без сокращения численности чиновников, для доведения их зарплат до достойного уровня нужно 100 миллиардов рублей.

— Тут все непонятно — хорошо, мы сократили вакансии, а фонд оплаты труда чиновников мы сокращаем или нет? Ничего об этом не сказано.

Если сокращаем, то возникает проблема: оставшиеся госслужащие будут получать меньше денег за свою работу. Будут ли они этим довольны? Сильно сомневаюсь.

Если же мы сохраняем фонд оплаты труда при сокращении вакантных ставок, встает вопрос — а что изменилось-то?

Вероятнее всего, все завершится так, как все предыдущие сокращения. То есть, возможно, на какое-то время сократится штатная численность ряда ведомств, но потом она опять начнет расти.

Почему? Потому что само по себе сокращение бессмысленно, если мы не понимаем, чем вообще занимаются государственные и муниципальные служащие и в каких органах. Сейчас очевидно, что есть места, где их, вероятнее всего, недостает, и есть места, где они не нужны. И это нужно срочно проанализировать.

— Получается, после того, как в апреле 2019 года об очередном сокращении госслужащих объявлял Минфин, никаких сдвигов в этом вопросе не было?

— Принципиальных изменений не случилось. В том числе и в подходах к этому вопросу.

Почему?

— У нас широко распространено представление, что чиновников слишком много, что это паразиты, которые ничего не делают, а если и делают, то только вредят, и это стало предрассудком общественного мнения. Конечно, есть в этих предрассудках элементы истины, но далеко не стопроцентные. Но в основном причина именно в них — других рациональных подходов к сокращениям у нас наверху не видят.

«Создается впечатление, что госкорпорации — это отделы по перекачке госсредств в частные карманы»

— Можно ли сейчас понять, где действительно нужны сокращения?

— Давайте разбираться.

В регионах мы имеем дело с тремя разными категориями служащих — служащие территориальных органов исполнительной власти, служащие субъекта федерации, то есть региональных органов госвласти, и, наконец, муниципальные служащие. По этим категориям нужен отдельный анализ.

Нынешние объявленные сокращения все-таки относятся к федеральным органам власти, но если отвечать на ваш вопрос, то в принципе, исходя из моих наблюдений последних лет, как-то решилась проблема в налоговых инспекциях. Там пришли к оптимальной численности тех сотрудников, которые работают с посетителями, ну и у ФНС развиваются формы электронных взаимодействий.

Но с регионалами и муниципалами, картина, если честно сказать, непонятная. Возьмем отделы социальной защиты населения — какая-то часть их функций ушла в те же МФЦ, но как это отразилось на численности подразделений соцзащиты, непонятно.

Гуландам Фатхуллина С регионалами и муниципалами, картина, если честно сказать, непонятная. Возьмем отделы социальной защиты населения — какая-то часть их функций ушла в те же МФЦ, но как это отразилось на численности подразделений соцзащиты, непонятно

— В 2019 году вы говорили, что в общем-то правильно было бы сократить чиновников некоторых надзорных организаций типа Рособрнадзора. Некоторые телеграм-каналы сообщили, что сокращения чиновников сейчас могут затронуть казначейство, Росреестр. Насколько правильными были бы такие решения?

— В казначействе какая-то часть, возможно, будет сокращена за счет автоматизации процессов, но надо понимать, что это орган очень ответственный, поскольку его работа касается финансирования всей бюджетной сферы, как федеральной, так и региональной.

И даже если деньги по тем же госзакупкам перечисляются через какую-то коммерческую структуру, они также должны пройти через казначейство, ведь это еще и контрольный орган. Есть ли в казначействе технические возможности для сокращения людей? Сказать трудно. Относительно Росреестра — я сомневаюсь, что там будут сокращения.

Проблем с регистрацией прав на недвижимость остается очень много, и насколько Росреестр справится, большой вопрос.

В какой степени необходимо сокращение служащих в госкорпорациях?

— Госкорпорации — это отдельная песня, их работники все-таки не госслужащие, и то, о чем говорил Мишустин, на них не распространяется.

По российскому законодательству госкорпорации самостоятельны в определении своей численности, и им не спускают сверху численность штата и штатное расписание, они это устанавливают сами.

Тут возникает другой вопрос — насколько уже оправдан статус госкорпораций и само их название как «госкорпораций».

Ведь как только государственные деньги попадают в госкорпорации, они перестают быть государственными, и уровень госконтроля над госкорпорациями (за исключением, может быть, «Росатома», где он прописан очень жестко) очень неэффективен.

И создается впечатление, что госкорпорации, за некоторым исключением, — это такие отделы по перекачке госсредств в частные карманы.

«В России чиновников на душу населения меньше, чем в США, но значит ли это, что наш чиновник эффективнее?»

А что с местными и региональными чиновниками?

— Россия по Конституции — федеративное государство, а субъекты федерации являются государственными образованиями, которые в рамках законодательства являются, в общем-то, самостоятельными в пределах своих полномочий — в тех же вопросах распределения и контроля бюджетных средств.

Конечно, прокуратура контролирует законность действий любых организаций, будь то федеральные, региональные или муниципальные органы власти. Но федеральные контрольно-надзорные органы законность действий нефедеральных органов могут проверять достаточно ограниченно. Если речь идет о полномочиях субъекта, то тут дело самого субъекта, и контроль — это дело самого субъекта.

Что касается контроля эффективности работы чиновников, то это, конечно, слабое место в системе госуправления.

Хотя Счетная палата еще с конца нулевых годов ставила вопрос о том, что она должна контролировать не только соответствие бюджетных ассигнований целевому назначению, но и эффективность их использования, с этим до сих пор много проблем, в том числе и в регионах. Проблем много в том числе потому, что критерии эффективности работы чиновников выработать очень трудно.

Отсутствие методик определения эффективности работы чиновников — это на самом деле общемировая проблема. Даже в коммерческих структурах так называемые KPI — это предмет больших и постоянных споров о том, какими они должны быть, насколько эффективны эти показатели, и доходит даже до вопроса — а нужны ли они вообще? Это очень непростой вопрос.

rulenta.com Хотя Счетная палата еще с конца нулевых годов ставила вопрос о том, что она должна контролировать не только соответствие бюджетных ассигнований целевому назначению, но и эффективность их использования, с этим до сих пор много проблем, в том числе и в регионах

Но если эффективность чиновников не измерена должным образом, может и нельзя утверждать, что в России чиновников много?

— Мы, конечно, можем, делать некие прикидки и сравнивать нашу картину с лучшими образцами, то есть сравнивать количество чиновников на 100 тысяч населения с другими странами.

Но сложность заключается в том, что страны в мире разные, и понятно, что протяженную страну, значительная часть которой населена редко, как Россия, нельзя сравнивать с Нидерландами, где численность населения маленькая, а страна населена плотно.

И где степень транспортной доступности выше, чем в наших сибирских регионах, в которых доступ к чиновникам проблематичен и в них действительно чиновников нужно размещать чаще, нежели на сегодняшний момент.

Конечно, такой подход многое дает увидеть. Мы увидим, что у нас чиновников на душу населения меньше, чем в США, но значит ли это, что наш чиновник работает эффективнее, чем американский? Это было бы довольно смелым допущением без дополнительных исследований.

Тут еще возникает вопрос — а кого мы считаем госслужащим? Человека, имеющего статус госслужащего? В разных странах разные критерии, а вывод нужно делать по сопоставимым критериям.

Кроме того, не стоит забывать, что многие функции госорганы отдают подведомственным учреждениям, и как учитывать численность этих работников, если они лишь частично выполняют госфункции? Проблем много, и они очень сложно решаются, поэтому однозначно сказать, что мы вот столько-то людей сократили и дальше сокращать нельзя, очень сложно.

А вы согласны, что чиновники были бы другими, если бы наверху была принята здравая экономическая и социальная стратегия развития страны, где главная цель — человек? Ведь если бы отношение к людям было на должном уровне, вряд ли бы вопрос сокращения чиновников стоял в повестке дня.

— Я с вами согласен. Нелюбовь российского гражданина к чиновникам — это обычная форма недоверия к государству. Хотя большинство скажет, что мы родному государству всей душой доверяем, но это некая абстракция. Да, доверяют президенту, в меньшей степени правительству, но чиновникам-то не доверяют, потому что чиновник — это то лицо государства, с которым гражданин непосредственно общается.

pravdaurfo.ru Чиновникам не доверяют, потому что чиновник — это то лицо государства, с которым гражданин непосредственно общается

То есть общая неудовлетворенность состоянием дел в стране переносится на конкретных чиновников, которые в большинстве своем всего лишь исполнители. Да, они не очень хорошие исполнители, но в общем, при лучшей организации управления и лучшей организации постановки задач для их выполнения даже эти чиновники могли бы работать лучше. Но пока кардинальных сдвигов ожидать не приходится.

ОбществоВласть

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/194621-pavel-kudyukin-o-sokraschenii-gossluzhaschih

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.